Весенние разливы (хроники Спасского озера)

Вячеслав Максимов

Вячеслав Максимов.

Неумолим  бег времени.  Морозную,  вьюжную, многоснежную зиму сменила  долгожданная весна. Приходила она трудно,  медленно  с отступлениями и повторными атаками на холода и сугробы, но  порядок, когда-то  заведенный Всевышним, восторжествовал  в стотысячный  раз.  В прошлом   остались
тревоги о высоком паводке. Люди, проживающие в низинах у рек и речек, облегченно вздохнули, и направили свои помыслы  на предстоящие садово-огородные   дела.

Желание уехать на весеннюю охоту  у мужчин, больных этой страстью, натянулось как струна.  И  звенело   на  самой высокой ноте  в пятой октаве.  Взгляды провожали,  тысячные табуны уток, пролетающих  на недосягаемой высоте. А сердца замирали от далекого   звучания  серебряных горнов  косяков гусей,  журавлей и протяжного зова  кроншнепов.

Я не выдержал и за  два дня до открытия охоты уехал в село Спасское.  Давным давно  здесь был трубопереход через трассу Томск — Ярское, но при очередном наводнении дорогу промыло, и было решено    его,   засыпать. Запруда расширила площадь затопляемой территории,   образовав    мелководный кормовой водоем, привлекший  массу пернатых.

Еще недавно здесь была граница зеленой зоны, и перелетная птица,  чувствующая дробь, что называется собственным оперением, выбирала  Спасское озеро (как я его называю) для отдыха   перед  дальней дорогой на север.

Первый день  посвятил экскурсии по  весенним разливам. И был поражен  богатством  и многообразием  жизни.Обилие птиц создавало  вибрацию  воздушной  среды.  Этот  огромный   комок звуков  ворочался, трещал, бурлил, булькал,  квакал,   разносился  трелями чирков   свистунов и скрипом  чирков трескунков.  Кряквы, засевшие в камышах, побитых  и поломанных зимними ветрами, призывно  кричали, привлекая  селезней.  Чайки,  подобно базарным торговкам  визгливо   бранились  между собой,  желая, больше соседок  склевать снулой рыбы. Коршуны  кружили в небе, зорко высматривая добычу на поверхности  воды и по берегам,  стремительно пикировали, и потом, свистящими  взмахами  крыльев,  поднимались  ввысь.  Потревоженный   куличок  перелетал с недовольными  стенаниями  на следующий островок или коряжинку, и продолжал   свои занятия, не обращая на меня  никакого внимания. Серые вороны  пировали на участках замора рыбы.  За   несколько теплых дней  они  разжирели  и обленились. Этим  я и воспользовался,  и  не пожалел патрона.  Ударил  из  получока тройкой,  по  обнаглевшей  разбойнице. На выстрел слетелись  стервятники и начали кружить, ожидая, когда я отплыву   подальше…

Рыбы погибло много  и  в основном, это были  небольшого размера и веса ротаны, коих  по Томским пойменным водоемам   развелось несметное  количество.

Последние  3 года, после ледостава и упрочнения льда, на озере вырастает целый  городок из разноцветных рыбачьих палаток.

Несмотря на большое количество снега, воды в озере прибавилось немного, но,   залитыми оказались все истоки и ложбинки, а мои мостки всплыли,      и  вода продолжает прибывать. Вероятно, коренная пошла…

Весенние  разливы широки и  свободны,  упругий ветер, слепящие блики яркого солнца на воде  долгожданны и красивы,  постоянно возникает  желание  вдохнуть   пьянящий   воздух  полной грудью,  и почувствовать  себя частичкой этого конгломерата  жизни…. из которого, ох, как, не хочется выпадать!

Похоже, на  севере  метет, и утка задержалась  на этой параллели, ожидая улучшения погоды. Её скопилось много. Табуны,  взлетающие при моем приближении,   напоминают  шум морских штормовых волн,  или звук реактивного самолета.

Поднявшийся на крыло очередной  табун одновременно делает разворот  и  солнце подсвечивает  весенний  брачный  наряд  селезней  множеством ярких цветистых пятен. Затем  он проносится,   надо мной, и я вижу бисеринки утиных глаз на расстоянии вытянутой руки. Но стрелять…. не моги.

В этот день  задержался  на озере допоздна,  чтобы послушать весеннее ночное небо. В чернильной темноте и  тишине  особенно  отчетливо воспринимается    многоголосый птичий  поток,  стремящийся на север, ведомый извечным зовом природы — продолжением  рода. Ночной воздух прохладен и чист,  неподвижен и хрустален,  невидим, но осязаем. И в нем как  в  океане  звучит   величественная симфония жизни, радости  и  любви.

На  Спасское озеро  несколько лет подряд  прилетают лебеди. В первую осень я  встретил   три пары,  они отдыхали, кормились несколько дней  и потом благополучно улетели на юг. В этот раз  их прилетело  трое  и были они настолько осторожны и боязливы,  что любое мое приближение    отпугивало благородных птиц либо отплыванием, либо перелетом на другой участок озера. Близко они не подпустили,  и сфотографировать их  удалось только при  большом  зуме.

. Апрель, май 2013 ©

Вячеслав Максимов

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


3 − = два

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>